Eternelle (eternele) wrote,
Eternelle
eternele

Categories:
Очередная институтская пьянка у кого-то на квартире. Девчонки на кухне рубят салаты, варят картошку, что-то уже готовое принесли из дома с собой. Куплено много алкоголя: вина для девушек и водки для парней, причем водки гораздо больше. Ко второму курсу уже все более-менее притёрлись друг к другу, разбились на группы по интересам, но я никак не могу избавиться от извечного ощущения, что я чужая на этом празднике жизни и, слегка потягивая вино, всё-таки остаюсь несколько в стороне и наблюдаю.

Кто-то рассказывает анекдоты, все смеются, одна я смотрю удивленно то на рассказчика, то на слушателей и пытаюсь разобраться – правда ли им смешно или они талантливо играют людей, которым очень хорошо вместе? И люди-то у нас в группе отнюдь не глупые – специально отобранные для какого-то педагогического эксперимента медалисты и победители различных школьных олимпиад, но почему-то их интересы и шутки мне совершенно непонятны. Единственный раз, когда мне действительно было весело в толпе, когда я поехала на математическую олимпиаду в Уральском регионе в Пермь. Это были 10 дней сплошного веселья.

Может, градус в моей крови слишком незначителен?... Я медленно накачиваюсь вином, мне старательно помогают мои одногруппники, озадаченные моей невесёлой мордой. Почему-то с первого курса меня постоянно все пытались споить – то ли это извечный инстинкт парней, пытающихся обезоружить и одурманить самку, то ли в трезвом состоянии я просто невыносима. Хотелось бы надеяться на первое, хотя есть много фактов, подтверждающих второе. Но спаивать меня бессмысленно – при достижении критического уровня алкоголя в крови, я просто засыпаю.

В общем, веселье в самом разгаре. Запели песни под гитару – это уже ближе мне по духу. Я подсаживаюсь ближе, подпеваю. Кто-то пролил вино на ковер. Хозяин прибегает с пачкой соли и горкой бухает её на винное пятно, чтобы соль всё впитала. Я неторопливо что-то жую – тоже развлечение – и загадочно улыбаюсь. С меня можно писать Мону Лизу.

Подруга подходит ко мне с бутылкой Киндзмараули, и мы удаляемся на балкон. Болтаем о том, о сём, и, вдруг её прорывает, она начинает плакать и рассказывать про свою жизнь и жаловаться, что её никто не любит. У меня легкий шок… Я смотрю на нее молча в недоумении. Не может эта высокомерная королева, вокруг которой все наши кобели круги наворачивают, всерьез говорить такие вещи.

- Ты чего говоришь?... Все мужики по тебе с ума сходят.
- Они просто хотят со мной переспать, потому что я откровенно веду себя, одеваюсь и крашусь.

Кривить душой я не умею, и я действительно считаю, что она себя несколько вызывающе ведет. Но это нисколько не умаляет ее привлекательности. О чём, спустя секунду, я ей прямо и заявляю. В таком духе наша беседа идет продолжительное время, становясь всё более бессвязной по мере опустения бутылки. Когда первая бутылка подходит к концу, мы идем в ларек за второй и, вернувшись в квартиру, снова запираемся на балконе. Разгоряченные самцы пытаются вломиться и побуянить, но мы безжалостно выталкиваем их за дверь. Я успокаиваю подругу, говорю ей, что она потрясающая – и красивая, и умная, и добрая, и всё у нее будет хорошо, а в душе удивляюсь, что даже у королев бывают заскоки.

Ближе к полуночи, пока не закрылось метро, все начинают разбредаться по домам. Моя реальность несколько размыта, я уже фтыкаю шутки наших мальчиков и даже подхихикиваю вроде бы в нужных местах. Прячусь в подъезде – мне это кажется ужасно веселым. Меня находит парень, в которого я влюблена (назовем его кодовой буквой А.), и начинает ругать. Я хихикаю. Меня везут к сестре старосты, чтобы заночевать там. На хрена это было надо, я не знаю, но в тот момент я не очень хорошо соображала и была послушна, как верный песик болонка. Правда, пару раз я робко попыталась вставить, что меня мама дома ждет, на что А. ответил, что не надо расшатывать мамину слабую психику моим пьяным видом.

Между мной и А. давно уже ничего нет, да, и непонятно, было ли что-то. Какие-то всплески чувств и движений, почти всегда заканчивающиеся скандалом. Но меня неизлечимо тянет к нему. Пользуясь своим пьяным состоянием, в вагоне метро я кладу голову к нему на плечо, которая под тяжестью алкоголя сползает к нему на колени, и кайфую от его близости… Он гладит меня по голове и вдруг в пьяной полудреме я чувствую, как он легонько целует меня в висок… Меня качает на волнах нежности, и я ужасно боюсь, что он почувствует, что «бешено так в груди бьётся сердце моё», и мечтаю, чтобы поезд никогда не прибывал на конечную станцию.

Но волшебный миг всегда слишком краток, и мы уже идем по темным улицам. Он, как обычно, начинает меня подзуживать двусмысленными шуточками, доводя меня до такого бешенства, что я разворачиваюсь и иду пешком в сторону своего дома, который находится, как минимум, километров за 20 оттуда. Кое-как старосте удается меня успокоить и довести до дома своей сестры, для которой наше появление оказалось полнейшим сюрпризом.

Парни на кухне догоняются еще водкой, а я иду спать. Вслед мне летит что-то вроде «Не торопись засыпать, мы сейчас придем поцеловать и обнять тебя на ночь». Я возвращаюсь на кухню, беру здоровый нож и говорю «Это я возьму с собой в постель. И только попробуйте ко мне приблизиться», и ухожу спать. Я панически боюсь, когда меня трогают чужие люди без моего разрешения.

Я еще не успела заснуть, как явились эти два пьяницы. Я сплю на софе, они на раскладном диване. Их никак не угомонить, они продолжают паясничать и стебаться надо мной, хотя подходить боятся – мало ли что я выкину в неадеквате. Я тихо зверею, но какое-то время умудряюсь держать себя в руках и не реагировать. Но А. всегда удавалось найти моё слабое место и ударить по нему. Когда он доводит меня чуть ли не до слез и понимает, что перестарался, он подходит ко мне и пытается обнять и успокоить. Меня колотит от его близости, разрывают на части, с одной стороны, желание броситься на шею и расплакаться и, с другой стороны, страх и беззащитность от того, что он так умело постоянно причиняет мне боль. Я хватаю нож и требую, чтобы он ушел. Он уходит. А я лежу без сна и думаю, почему мне так хочется к нему прижаться, зачем он постоянно надо мной прикалывается, почему я не могу напиться до полной потери контроля и как было бы хорошо, если бы в комнате не было старосты…
Subscribe

  • Важно ли правильное название?

    До того, как я узнала, что у меня синдром Аспергера, я была просто грубым агрессивным хамлом. А теперь я аутист. Надо ли меня прощать? В голову…

  • Побочка от прививки

    У нас только недавно стали вакцинировать людей моложе 55 лет, и позавчера мы с JY сходили в центр вакцинации. Народу было много, организовано всё…

  • Выборы, выборы, кандидаты — ...

    На следующей неделе у нас выборы президента региона и свиты, и мне прислали толстенький пакет с программами кандидатов. Играли с JY в игру «Я угадаю…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments