eternele

Categories:

О правде

JY говорит:

— А, может это Китти (соседский злой кот) убил всех этих мышей в нашем саду, а совсем не Гала? Мы же Галу так ни разу и не видели рядом с трупом. А все грызуны, которых мы достали у неё изо рта, были живыми.

А я думаю «Да-да, Китти насмотрелась Крёстного отца и решила подбросить Гале труп любимой мыши, лучше даже три, чтобы быстрее дошло». Но стараюсь не ржать, потому что не могу понять, шутит ли мой партнёр-вегетарианец или и правда до сих пор не может принять мысль, что наш ласковый плюшевый котичка, наша нежная голубоглазая заинька, наша белоснежная радость — безжалостная убийца. Я всё время поражаюсь этому контрасту: мускулистый бородатый волосатый JY обладает душой трепетной лани. Кажется, это мой типаж. Помнится, как подруга потеряла дар речи, когда я представила ей очередного кавалера. Он выглядел натуральным бандитом (кажется, даже золотой зуб был), но при этом обладал нежнейшим голосом и вообще был кротким агнцем. Наверное, меня притягивают такие люди, потому что я и сама перевёртыш: внешность куклы, а душа старого боцмана. 

С детства нас учат говорить правду. Но «нормальные» (читай «нейротипичные») дети быстро адаптируются, и понимают, когда действительно нужно говорить правду. Вот если ты в суде клянёшься на Библии, то лучше не врать, потому что можешь сесть за дачу ложных показаний. А если мама тебя спросила, чистил ли ты зубы, ну, кто пострадает от того, что ты немножечко соврёшь? В детстве это откровение на меня так и не снизошло. Мать рассказывала, как забавный анекдот, что пригрозила как-то меня наказать, если я опять испачкаюсь. Нормальный ребёнок бы что сделал? Спрятал одежду. Соврал бы, что его кто-то испачкал нарочно. Может, попытался бы застирать. Я принесла матери ремень и сказала «Я испачкалась, я заслуживаю наказания».

И я не думаю, что нас как-то так особо воспитывали. Просто аутистам вообще свойственно тянуться к абсолюту. Мой нейротипичный братец, выросший  в той же семье, с теми же генами, врал, как дышал, и ему многое сходило с рук. Долго-долго до меня доходило, что для правды есть время и есть место, и надо взвешивать с осторожностью, что и зачем ты говоришь. Что надо задаваться вопросами — кто от этого выиграет? кому станет лучше? а ты уверен? а если подумать ещё раз?

Я очень долго боролась с ветряными мельницами, доказывая людям несостоятельность религии или, ещё того хуже, пытаясь открыть людям глаза на окружающую их действительность. Да и сейчас меня трясёт от гомеопатии и прочих шарлатанов (каждый раз, как проезжаю мимо завода Boiron, рука непроизвольно сжимает невидимую гранату). Но мир — очень страшное место, и каждый живёт со своими страхами один на один и выкручивается, как может. И если кому-то легче от мысли, что о них заботится бородатый дяденька в платье на облаке, зачем я буду отбирать у кого-то это успокоительное? Что я могу дать им взамен? Пока они никого не тащат на костёр и не закидывают камнями на центральной площади, пусть верят хоть в макаронного монстра.

Так что я молчу в ответ на фразу JY, но стараюсь смотреть в сторону, потому что лицо контролировать так и не научилась.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.