eternele

Categories:

Аренда

(предыдущая часть)

Гилермо вернулся к врачу. В этот раз он сначала позвонил. Казалось, врач говорила с трудом, но согласилась принять его в тот же день. Когда Гилермо зашёл в кабинет врача, он застыл на секунду от неожиданности. Врач была опутана трубками, а рядом с ней стоял баллон с кислородом.

- Ну, что встал, как вкопанный? Проходи, садись, рассказывай.

Врач и раньше не особо церемонилась в выражениях, но тут, казалось, и вовсе свела к минимуму словесную мишуру. Гилермо сел и какое-то время собирался с мыслями. Всё, о чем он хотел поговорить, казалось незначительным рядом с человеком, который стоял на пороге смерти.

- Не томи, выкладывай. Или мой баллон тебя смущает? Ты спрашиваешь себя, почему я не осталась гнить дома, а притащилась на работу?

- Нет, в этот раз вы ошиблись. Всё, что я хотел сказать, кажется мелким и несерьёзным перед... – он запнулся, неопреоделённо махнув рукой, с трудом подбирая слова.

- Ох, дурачок. На пороге смерти как раз особо остро чувствуешь ценность простых вещей – летнего дня, вкусного обеда, крепких объятий... Сделай подарок старухе - поцелуй меня страстно в губы, красавчик, - подмигнула врач. - Да шучу я, шучу, - захохотала она, увидев, как застыло лицо Гилермо. 

Гилермо был обескуражен, он не знал, как вести себя перед лицом смерти. В его мире смерть всегда была обставлена строгими церемониями, при столкновении с ней предполагалось выражать страх, сочувствие или скорбь. Он не знал, как реагировать на поведение врача. Нормально ли, что она шутит и смеётся? Может, она сошла с ума? Он вдруг вспомнил о Майе. Она бы тоже, наверное, смеялась и танцевала в свои последние минуты... И Селена... Гилермо вздрогнул. Впервые он подумал о другой женщине одновременно со своей бывшей женой, и ему стало стыдно и одновременно сладко.

- Я нашёл её.

- Ну-ну, продолжай.

- Она оказалась художницей. Она тоже говорила со мной о вине. Точнее, не говорила, показала картину. И хотя я не думаю, что картина имеет отношение ко мне, она меня очень разозлила.

- Стоит ли говорить, что острые эмоции показывают, где у тебя болит, или ты уже сам догадался?

- Да, мне было очень больно. Но я не понял, почему. И я много думал над вашей фразой про вину, что она мне даёт. И я тоже не понял. Разве может вина что-то давать? 

- А если бы не было вины? Чтобы ты делал? Как бы изменилась твоя жизнь?

- Я был бы таким же подонком, как и те, кому на всех наплевать.

- Кто эти «те»?

- Ну, разные люди, эгоисты. 

- А поточнее? Приведи пример.

- Как мужчины, которые забывают свою жену и ребёнка, женившись снова.

- Какого ребёнка? 

Гилермо покраснел до кончиков ушей.

- Ну, не тяни, нам некогда погружаться в твоё детство, я умираю. Виртуальные «они» - это почти всегда родители. Что сделал твой отец, выкладывай.

- Он женился вскоре после смерти моей матери, а меня отправил в интернат.

- И?...

- И я сказал себе: «Я не буду как мой отец»...

- И?...

- И я не какой мой отец! – с вызовом сказал Гилермо, и тут до него дошло.

- Ты не женился на другой и не бросил ребёнка?...

- Я... я уволился из фирмы тестя... и больше никогда не общался с родителями жены... Я их бросил...

- Что значит «бросил»? Они - несовершеннолетние, инвалиды? 

- Они потеряли дочь из-за меня.

- Это был несчастный случай.

- Я довёл её до нервного срыва, и она попала в аварию.

- Это был несчастный случай.

- Я могу бы побежать за ней, остановить, силой посадить к себе в машину! Извиниться! Выслушать её...

- Это был несчастный случай...

Гилермо заплакал. Врач смотрела на него с жалостью.

- Человек смертен. Технический прогресс привел к гордыне, человек объяснил мир, который раньше пугал его, научился лечить болезни и приравнял себя к Богу. Человечеству стало казаться, что ему подвластно всё. Поэтому внезапная смерть, особенно, в молодом возрасте, становится таким шоком – в этот момент человек по-настоящему осознаёт своё бессилие перед лицом стихии. Осознаёт, что несмотря на все достижения, он – всего лишь песчинка во Вселенной. Одним больше, одним меньше – природе всё равно. Ты уже прошёл долгий путь смирения и страдания, тебе остался лишь один шаг до осознания, что ты – не Бог.

У Гилермо было двойственное ощущение – боли и облегчения, словно ему вскрыли давно гниющий нарыв. Его затопил страх и ужас перед хаосом мира, и одновременно ощущение огромной свободы от давящих правил. Он падал в пропасть, но при этом чувствовал, как у него за спиной расправляются крылья.

- Смею ли я надеяться, что я хотя бы дьявол? – неумело пошутил он.

Врач расхохоталась.  

-Молодец! Юмор – первый шаг к выздоровлению. Давай теперь рассказывай про картину, чем она тебя так разозлила.

Гилермо описал, что было на картине.

- И о чём эта картина для тебя? – спросила врач.

- О том, что угрызения совести – это то, что отличает чудовищ от людей, - ответил он, хотя собирался сказать совсем другое.

- Неплохо, неплохо. А ещё?

Гилермо задумался. Селена показала ему двух разных людей – индуса и хирурга. Что она хотела этим сказать?... Индус был жестокосердным вначале, но вина смягчила его, и он сделал много хорошего. Хирург спасала жизни других, но вина разрушила её. Гилермо понимал страдания хирурга, из-за которой умерло несколько пациентов, но насколько больше пользы она могла бы принести, если бы продолжила оперировать. Она бы была более осторожной, она могла бы способствовать разработке новых норм контроля.  Своей виной она зачеркнула не только свою жизнь, но и, возможно, жизнь людей, которым она могла бы помочь. 

- Что виной надо уметь управлять...

- Неплохо, неплохо. Не идеально, но вектор правильный. Я в тебя верю, ты быстро схватываешь. А что с художницей?

Гилермо опять покраснел, словно мальчишка.

- Ага, понятно...

- Что мне делать?...

- Какой же ты дурак! Не могу же я всё тебе разжёвывать и в рот класть. Ты пока живой - вот и живи.

Гилермо заметил, что у врача очень усталый вид, и посмотрел на часы. Он удивился, что час уже давно прошёл, а врач не прекратила сеанс.

- Да, я задержалась, это мой подарок тебе на прощание. Ты у меня сегодня единственный пациент. Мне было интересно, чем закончится твоя история. Наверное, я уже не успею узнать, но, мне кажется, ты на верном пути.

Перед тем, как выйти из кабинета, Гилермо взял руку врача и поцеловал её. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.