Eternelle (eternele) wrote,
Eternelle
eternele

Лесные

Как только Туманной стало легче, Старейшины попросили Бенедикта покинуть Сборище. Он нехотя подчинился. Бенедикт и Туманнная очень волновались за неродившегося ребёнка, но Старейшины уверили, что с ним всё в порядке. Смешение сущностей Бенедикта и Туманной дало необычайно физически и ментально сильный плод. Туманная обещала вернуться как только наберётся сил.

Туманная до сих пор не видела Объединяющего. Сладывалось ощущение, что он делал всё, чтобы держаться подальше от Сборища, пока там была она. Также долго отсутствовала её самая близкая подруга Искрящаяся. Туманная всегда восхищалась её лёгким характером, похожим на солнечный луч в летний день.
- Как же я рада тебя видеть! – подумали обе в унисон и обнялись, когда она, наконец, вернулась.
- Старейшины мне рассказали часть твоих приключений, - продолжила Искрящаяся, - какая же ты отважная и сильная. Мне тебя очень не хватало. Поразительно, что никто из нас не знал раньше про людей.
- Да, поразительно... Мы многого не знали. Возможно, удастся Старейшин убедить перенять некоторые вещи. Пока они не разрешили мне об этом рассказывать.
- Как тебе жилось среди людей? Ты скучала по Сборищу?
- Я скучала по Сборищу, по тебе, но в то же время меня переполняло столько разных эмоций, что не было времени на грусть.
- Поздравляю тебя с дочкой! Невероятно – ребёнок от людей! У тебя всегда был особый путь, – в энтузиазме Искрящейся была примесь какой-то неуловимой эмоции, лёгкая тень клубилась в глубине её мыслей.
- А ты как жила все эти месяцы?... – спросила Туманная и тут увидела в мыслях Искрящейся церемонию соединения Искрящейся и Соединяющего и рассмеялась.
- Ты боялась мне сказать?... Я очень рада за вас. Более того, я испытываю огромное облегчение, что он быстро нашёл себе другую самку. На меня давило чувство вины, что я оставила его перед всем Сборищем.
Искрящаяся не успела ответить, как подошёл Благожелательный.
- Нам надо поговорить. Лучше если мы отойдём от Сборища.
Когда они отошли, Туманная начала первой.
- Ты знаешь, я всегда была против секретов. Я хочу рассказать мою историю без утайки.
- Именно об этом я и хочу с тобой поговорить. Хранители узнают всё в своё время, когда они к этому готовы. Ты можешь поделиться своими мыслями, знаниями, но ты не можешь передать, как то, что с тобой произошло, изменило тебя. Ты за эти несколько месяцев испытала столько, сколько некоторые Хранители не испытали за всю свою жизнь.
- Хранители должны знать об изобретениях. Почему вы знали, но скрывали? Огонь нам бы сильно помог, пшеница, ткани.
- Откуда, ты думаешь, взялись люди? Природа случайно создала столь похожее на нас животное? Люди и Хранители когда-то были одним - все умели читать мысли, никто не боялся холода. Но кто-то решил, что с огнём будет лучше, проще. Научились закрывать свои тела шкурами. И незаметно для себя они потеряли контроль над температурой своего тела – ведь это было больше не нужно. Потом они додумались, что за едой можно не ходить по всему лесу, а выращивать самим. Значит, больше не надо прислушиваться к птицам, которые нашли фрукты, к белкам, собирающим орехи. В лесу выращивать еду невозможно, вышли в долины. Там почти нет деревьев, и они стали строить дома для защиты от ветра и холода. Чем больше они контролировали окружающий мир, тем меньше они владели своим телом. И неожиданно среди них стали процветать не самые сильно чувствующие, а самые изобретательные. Им постоянно было мало того, что они имеют. Они соединялись хаотично по инстинкту, а не по решению Старейшин, и их мысленные способности сошли на нет. Тогда появилась жадность, власть, жестокость. Если не чувствуешь боли другого существа, то ты можешь делать с ним, что угодно. Ты видела их главный город – трудно вообразить что-нибудь более отвратительное, чем это сосредоточие грязи и всех тёмных сторон людей. К счастью, часть Хранителей не поддалась этой видимой лёгкости, а предпочла остаться в лесу и жить по-старому, и наблюдала за происходившими с людьми изменениями.
- Но почему Старейшины скрывают это от Хранителей?
- Потому что Хранителям каждый раз казалось, что они смогут справиться с искушением. Что они будут осторожны, будут использовать огонь только в редких случаях. И каждый раз они не могли отказаться от комфорта. Убивали животных бесконтрольно, потому что их мясо оказалось во много раз вкуснее, приготовленным на костре. Начинали носить шкуры вдали от костра. И опять искали способы изменить мир, а не себя. Было решено, что лучше запретить изобретения совсем.
- Не все люди одинаковые. Ты же видел Бенедикта. Он никому не желает зла, и абсолютно бескорыстен и добр в помыслах. И он легко научился общаться мыслями.
- Потому что он – внук Хранителя.
- Что?! Как это возможно?!
- Раньше, помимо Ищущих, Травников, Заботящихся, и прочих, была ещё одна разновидность Хранителей - Разведчики. Их назначением было жить среди людей, наблюдать, и направлять их действия в нужную сторону. Наши предки решили, что земли, непосредственно прилегающие к лесу, должны достаться роду де ля Туров, а не фон Занс. Ты видела Джулиана, он – вылитый дед и внешне, и по характеру. Его дед вырубил бы лес, перебил бы всех животных. Более того, барон фон Занс был уверен, что ведьмы существуют, и делал всё, чтобы их обнаружить и изничтожить. Поэтому один из Разведчиков устроился слугой в дом де ля Туров. Он соединился с графиней де ля Тур, после чего у неё родился сын – отец Бенедикта. И Разведчик повлиял на короля, чтобы тот отдал земли графу де ля Тур.

Туманная была в смешанных чувствах. Она была потрясена тем, что раньше Хранители не только знали про людей, но и участвовали в их жизни, вмешивались, манипулировали. Все идеалы, в которых она выросла, - про честность, доверие, взаимовыручку, легко отбрасывались, когда речь шла о людях. Хранители не меньше людей оказались способными на интриги. Благожелательный прочитал её мысли:
- Это было средство самозащиты, у нас не было другого выбора. Люди всегда сознательно или подсознательно боялись нас и искали свособы уничтожить. Я ещё не всё рассказал. Когда барон вон Занс не получил земли рядом с лесом, он был в ярости. Он был уверен, что какая-то колдовская сила повлияла на короля и стал одержим охотой на ведьм. Он заметил, что слуга госпожи сильно отличался от людей, и стал за ним следить. Но Разведчик (его звали Незаметный) постоянно ускользал от него или туманил ему мозг, что ещё больше укрепило подозрения барона. Он где-то нашёл книгу про ведьм, в которой было написано, что некоторые люди не чувствительны к влиянию ведьм. Тогда он заплатил палачу, чтобы убить Незаметного. К счастью, тому удалось ускользнуть. Но вместо Незаметного в замок де ля Тур послали другого Хранителя – мою мать.
Тут Старейшина на секунду замер.
- Она должна была научить сына Незаметного всему, что умеют Хранители. Устроилась в замок горничной графини де ля Тур. Поначалу она была осторожной, но со временем расслабилась и всё меньше скрывала свои возможности. То вылечит кого-нибудь, то ответит на незаданный вопрос, то проявит нечеловеческую силу и скорость. Вечно подозрительный барон фон Занс приказал опоить и выкрасть её. Её пытали, чтобы выведать, откуда она пришла и сколько ещё таких, как она, и что они умеют. Когда она больше не могла приглушать боль, она остановила своё сердце... Мы все почувствовали это, даже на таком расстоянии.

Туманную затопляло горе Благосклонного. Она никогда раньше не чувствовала страдания и смерть Хранителей. Обычно Хранители умирали в глубокой старости, во сне. Их смерть была тиха и спокойна, к ней все были готовы. В жизни Хранителей не было места жестокости. Она уже узнала, как ощущается смерть людей, и это было ужасно, но объяснимо, потому что люди, особенно напавшие на неё, сами выбрали такой образ жизни. Смерть и страдания же Хранителя были чем-то чудовищным, к чему невозможно быть готовым. Хранители росли с мыслью, что их тело и мысли находится под их контролем. И вот какая-то грубая сила способна ворваться и всё разрушить. Она подумала об олене и волке. И как барон фон Занс похож на волка, а мать Благосклонного – на оленя.
- Да, твоя мать думала так же, - прочитал её мысли Благожелательный.
- Моя мать?... При чём тут моя мать?
Она задумалась, что ей почти ничего не рассказывали про её мать. Лишь то, что она была обычным Ищущим. Изучающим растения и животных, и что она исчезла где-то в горах.
- После смерти моей матери Старейшины были так потрясены, что запретили близко приближаться к людям. Но тогда ещё эту историю не скрывали. И твоя мать неоднократно говорила, что мы не можем жить в страхе и ждать, когда люди доберутся до леса. Что надо начинать действовать изнутри. Старейшины долго были против, но в конце концов согласились с ней, тем более, что она готова была действовать в одиночку. Она сказала, что нет смысла скрещиваться с самками людей, если потом дети не получают обучения Хранителей. Что Хранители должны воспитывать своих детей среди людей.
- Подожди, ты хочешь сказать, что она хотела соединиться с человеком? И вы были не против?...
- Я тогда ещё не был Старейшиной. Да, тогда нравы были другие. У неё уже был ребёнок от самца, назначенного ей Старейшинами, - ты. Вторым самцом она могла выбрать кого угодно. Тем более, второго ребёнка она собиралась растить среди людей.
- Собиралась?...
- Она понимала, что барон фон Занс не успокоится. И что сначала надо разобраться с ним, и с его книгой. Старейшины решили, что сначала нужно подготовить Хранителя, чтобы он не вызывал подозрений, а во всём был похож на человека. И что это должен быть мужчина, так он сможет соблазнить королеву. Она же сказала, что уже есть сын Хранителя среди людей, и она сможет стать его женой и рассказать ему всё про Хранителей и рассчитывать на его полную поддержку, а не действовать исподтишка. И ушла одна против воли Старейшин. Была такая же упрямая, как ты. Ей удалось пробраться в замок, но когда она нашла книгу и подожгла её, на неё упала железная клетка. Старейшины подоспели слишком поздно – она уже горела на костре. Тогда на костёр отправляли и за меньшее. Всё, что мы могли поделать – это остановить её сердце. Эта чудовищная боль навсегда отпечаталась в нашей памяти...

Благожелательный поделился с Туманной кусочком той боли, и она мысленно пожалела Благожелательного за всё, что ему пришлось пережить. Неудивительно, что он всю жизнь оказывал особое расположение к ней – их матери обе пострадали от людей.
- Так вот почему вы запрещали ходить к горам... И поэтому же меня так сильно к ним тянуло... Но почему просто не рассказать об этом?
- Старейшины испугались, что некоторые Хранители от боли и ярости могут напасть на людей и развязать войну. Людям к войне не привыкать, а Хранители не знают насилия, они всегда жили в равновесии с миром. Мы предпочли совсем закрыться от них и забыть об их существовании. Кроме того... Долгое время, единственное, что я мог чувствовать – это боль от смерти моей матери. Я не хотел, чтобы ты жила с этим.
- Но почему вы считаете, что имеете право решать, с чем Хранителю жить? Я всё равно чувствовала боль, но не понимала, откуда идёт моя многолетняя тоска и тяга к горам. Чувствовала себя изгоем.
- Я хотел, как лучше. Я тоже могу ошибаться.
- А что случилось с дедом Джулиана?
- Он уже был совсем дряхлый в день казни твоей матери, и вскоре скончался. А теперь мы подходим к главной цели нашего разговора. Тебе удалось невероятное – зачать ребёнка от влиятельного человека и стать его женой. Старейшины решили доверить тебе миссию стать новым Разведчиком и помочь Хранителям научиться жить в согласии с людьми. Тебе надо будет узнавать все замыслы правителей людей и помогать им двигаться в нужную сторону, как ты сделала с Ядовитым. Дочь, разумеется, ты родишь и оставишь здесь. А сына – среди людей, потому что люди ценят только мужчин. Ты воспитаешь его как настоящего Хранителя, но в тайне от всех. Возможно, мы попробуем также убедить Бенедикта нам помочь, это ещё не решили. А мы поможем справиться с Джулианом.

Туманная была переполнена эмоциями, и Благожелательный пока оставил её в покое, решив отложить окончательный разговор на будущее. Всю ночь Туманная ворочалась на дереве и не могла уснуть. Она обдумывала каждое его слово. Люди не просто были чудовищами друг с другом, они прямо сделали зло её семье. А она продолжила дело матери, даже не зная о нём. Вся её прошлая жизнь вдруг оказалась запутанной и сложной. Знал ли Благожелательный о том, что Туманная часто ходила к горам? Почему всю жизнь он обучал её отдельно от других? Случайна ли её встреча с Бенедиктом?... Вообще вокруг Хранителей происходило многовато удачных случайностей. Как удачно скончался барон вскоре после казни, да и Ядовитый очень удачно подскользнулся и упал в пропасть. Она ещё была тогда была без сознания и не видела падения, ей о нём рассказали Бенедикт и Старейшины. Ещё когда они шли забирать Ядовитого, она спросила Старейшин, что с ним будет. Они ответили, что он будет жить в Сборище под их надзором. Значит, они свободно могли контролировать Хранителя? Как часто они это делали? Как часто залезали в её мысли? Она вспоминала всё своё детство, юность, анализируя каждый свой поступок и пытаясь понять, шёл ли он изнутри или был навязан извне. Её лихорадило, словно она была опять больна. Воспоминания появлялись в её голове, смешивались, рассыпались. Наутро она умылась, поела и побежала искать Благожелательного.
- Я вижу, ты много думала?
Она начала задавать вопросы, и вдруг у неё в голове всё прояснилось. Серая пелена на мыслях Благожелательного словно рассеялась под солнечными лучами, и его мысли стали светлыми и открытыми, словно поляна в летнем лесу. Ей не надо было ждать, пока Благожелательный сформулирует ответ, она всё видела сама. Она видела, как Старейшины остановили сердце барона. Как Благожелательный знал все эти годы про её походы в горы, как он регулярно звал Бенедикта на охоту в лес, как шёл за Туманной, когда она сбежала из Сборища и видел её свадьбу с Бенедиктом. Как Старейшины положили в голову Ядовитого мысль, что он должен упасть, до того, как подействовал дурман.

Она замерла в ужасе. Хранители способны на убийство. Эта мысль потрясла её чуть ли не больше, чем вся история. У неё кружилась голова. Все ориентиры, всё, во что она верила, чем жила, пошатнулось и разлетелось на куски. Более того, её друг, её учитель, её самый близкий Хранитель видел в ней всего лишь средство для своих планов! У неё в голове пульсировала мысль, что всю жизнь она была лишена выбора, за неё решили всё другие – что знать, что чувствовать, что делать. Люди были жестоки, да, но они напоминали детей, которые тычут палкой в жуков, потому что ещё не умеют чувствовать, что им больно. Хранители же прекрасно знали, что делают. И они не оставили ей выбора. Так они думали. Потому что они не могли представить, что она выберет невозможное.
Tags: проба пера
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Семь лет

    JY приглашал меня ресторан в сентябре, я пригласила его вчера. У каждого свой праздник. У нас с JY почти противоположные профили MBTI. Он — ISFJ,…

  • Крошка Цахес

    Вчера опять было ежегодное собеседование с начальником. Я, как обычно, думала, какое я чмо, и как бездарно работала год, а мне рассказывали, какой я…

  • Движение продолжается

    Заметила, что я давным-давно не рассказывала про свой ЗОЖ. Я всё так же не спрыгнула с паровоза, что меня радует больше всего. Всё так же питаюсь с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments