?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Лесная
Я
eternele
Старейшины совещались.
- Время пришло. Мы больше не можем притворяться, что их не существует.
- Они ещё не дошли до гор, это отдельный случай. Здесь они будут ещё нескоро.
- Нескоро? Они размножаются, как животные. Если они уже здесь, это означает, что они заселили все окрестности. Мы не сможем контролировать всех, кто дойдёт до нас. Надо отправить её изучать тот мир и найти их слабости. Нам придётся взаимодействовать с ними – это неизбежно.
- Мы уже взаимодействовали... Ты помнишь, что случилось с её матерью?...
- Она была не готова. С Туманной будет не так, мы её подготовим.
- Наоборот, мы должны её защитить! Взять под контроль, не выпускать. Пригрозить ей изгнанием.
- Вы до сих пор всерьёз думаете, что сможете её остановить? Я видел в её душе, что она уйдёт. Она ещё сама не знает этого, но она влюблена в человека. Наша задача – дать ей понять, что она всегда сможет вернуться. Кто выиграет от изгнания? Не мы. А информация об их мире нам очень пригодится.
- Если то, что ты говоришь, - правда, у нас остались недели, если не дни. Мы не успеем её подготовить.
- Я исподволь готовил её всю жизнь. Она уже умеет намного больше, чем другие Хранители её возраста. И даже тех, кто вдвое старше её.

Все замолчали и посмотрели на Благожелательного. Каждый из Старейшин умел скрывать свои мысли даже от других Старейшин, но Благожелательный, казалось, достиг в этом совершенства. Были ли его разговоры с этой девочкой, все снисхождения - знаком слабости и потакания капризам или тщательно спланированным действом?... С ним никогда нельзя было понять, наивен он или расчётлив. В их племени обычно не было необходимости в хитрости, но времена менялись. Нужны были новые стратегии и тактики. Всем было страшно после смерти её матери, потому что Старейшины почувствовали её боль. А теперь отправить её дочь к тем, кто способен на подобное?... Это было невозможным решением. Но шла ли речь о решении?... Или им оставалось смириться с тем, что она уйдёт и дать ей всю силу, которую они могли. В конечном итоге, если кто-то и мог справиться с этой миссией – это она. Никто другой не сможет выжить среди этих чудовищ.

- Осталось решить, что мы скажем племени.

Ей пока запретили сообщать племени про новых людей. Старейшины установили над ней лёгкое наблюдение, чтобы блокировать мысли на эту тему и разрешили вернуться в Сборище. Никакого наказания ей пока не назначили. Во-первых, потому что это требовало собрания всего племени, а тогда она бы всё рассказала. Во-вторых, кажется, они подспудно чувствовали, что у неё внутри всё клокочет, и если вывести её из себя, никакая блокировка мыслей её не остановит. Как можно скрывать такую информацию? Надо что-то делать, что-то решать. Надо их исследовать, надо отправить экспедиции.

Уже совсем скоро должна состояться церемония Соединения. А её тоска становилась невыносимой. Всё её тело восставало при мысли, что к ней будет прикасаться Объединяющий. Она не могла выносить его вид, его мысли, его доброту. Он списывал это на волнение, и ободряюще улыбался, от чего она вставала на дыбы ещё больше. Она себя чувствовала абсолютно как тот олень, загнанный странными не-волками по приказанию странных людей на странных не-оленях. Странные люди... Мысли о них жгли её изнутри. Правда ли, что ей сказал Благожелательный? Они могут убить друг друга? Зачем? Ради еды? Им было мало растений и даже рыб, птиц и глупых животных? Она вспоминала злость, исходящую от людей, и понимала, что это правда. Они представляли ужасные вещи для неё – запереть, утопить, поместить в огонь. Вот только тот, первый человек так не чувствовал. Он был тёплым, даже горячим, он был головокружительным, словно перебродившие ягоды. Раз не все были такие, как говорил Благожелательный, значит, была надежда? Значит, они могли жить бок о бок – те люди и Хранители?...

Оставалось несколько дней до церемонии. Она почти не спала, ворочалась, её словно грызли много мыленьких мышей. Утром спустилась с дерева к ручью и увидела Благожелательного.

- Скоро великий день. Ты станешь женщиной и скоро принесёшь нового Хранителя в мир.

Она почувствовала себя так, как будто ей в тело впился хищник. Не смогла выдавить ни одной мысли. О какой свободе может идти речь, если у неё нет главной свободы – распоряжаться своим телом?... Он говорил, что те люди жестоки, но почему ей так плохо среди добрых Хранителей?

- С тобой всё в порядке? Ты выглядишь очень усталой. Волнуешься?
Она посмотрела на него долгим взглядом.
- Я не могу, - сказала она слабо. И почувствовала себя чуть-чуть лучше. – Я не могу! Я не могу, не могу, не могу! – кричали её мысли. Она чувствовала, как с неё слетает тревога, как становится легче дышать, как она парит, словно птица. – Не могууууу!!! И не буду!

И убежала в лес. Надо найти того оленя, и разобраться, в конце концов – мог ли он говорить. Она только что сделала немыслимое, но ей никогда не было так хорошо.


  • 1
Какой мощный рассказ...

Крутые дуги , однако, и у сюжета и у характера героини.


Ой, да, ладно, в чём крутые?

Ну как, по опребелению крутизны : в скорости  развития того и другого "на погонный метр" текста 😃Так впрочем и должно быть на участке между завязкой и кульминацией.


Почему, вполне "в плепорцию" 😃


Последовательность отличная.

Спасибо. Я вдруг заметила, что повесила пару ружей, и забыла выстрелить. Неопытный я Чехов.

Так они должны выстрелить в конце последнего акта)))

  • 1