?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Лесная
Я
eternele
(Извините, никак не дойду до главной интриги. Я пытаюсь, честно. Постараюсь завтра-послезавтра разродиться. Просто столько всего хочется сказать сначала.)

С утра она проснулась, поела орехов, ополоснулась в ручье. Солнце грело вовсю, и она смогла расслабиться под его лучами. Иногда всё-таки приятно было не думать о регулировке температуры тела. Может, поэтому так много мыслей было именно летом, когда тепло? Она опять подумала об огне. Да, он опасен, но можно же принять защитные меры. Если расчистить землю, если оградить камнями, если назначить наблюдающего – то огонь можно контролировать. Было бы гораздо легче заботиться об ослабленных. Да, и Хранители могли бы думать о других вещах. Что за странные запреты?...

И тут она вспомнила о другом запрете – не ходить в горы. Надо придумать, как блокировать мысли от Старейшин на собрании. Задача непростая, ведь они достигли в этом совершенства, а она только недавно поняла, как можно создавать шумовую завесу. Солнце начало опускаться, скоро закат, пора идти.

На собрании Сборища Хранители сели в круг и делились друг с другом новосятми. Всё было скучно, как всегда. Все ходили в обычные места, делали обычные вещи. Кто-то следил за детьми, кто-то искал еду, кто-то помогал ослабленным. Вот кто-то нашёл чуть крупнее землянику, вот кто-то видел зайца с новой расцветкой, их похвалили Старейшины за наблюдательность. Всё-таки поразительно, как природа постоянно меняется. Хранитель рядом с ней закончил делиться мыслями, настал её черёд.

Она неторопливо разворачивала перед мысленным взором собравшихся карту своих исследований, стараясь тянуть время, и тут её озарило: надо заместить большее преступление меньшим. И она скакнула на сцену с оленем, надеясь, что возмущение её поступком помешает Старейшинам заметить лакуны в её повествовании. Она рассчитала верно. Как только она поделилась, что помогла оленю, поднялась волна эмоций, которые заглушили все прочие мысли. «Нельзя! Нельзя!» пульсировали выкрики, «Равновесие! Стабильность!» и лёгкая злорадная мысль «Она как обычно». Она опять не смогла уловить, кто же это был. Явно кто-то, кто уже научился скрывать мысли.

Старейшины молчали. Наконец, мысленный шум потихоньку стих, все ждали их реакции.
- Почему? – спросили они, как обычно, в униссон. Она подозревала, что они умели совещаться между собой неслышно для всех.
- Я не могла иначе.
- Ты не могла повиноваться закону племени?
- Это не ставит под угрозу жизнь племени.
- Это ставит под угрозу равновесие. Если каждый будет поступать, как ты, равновесие будет нарушено. Такими действиями ты показываешь, что не готова к роли Ищущего.

У неё похолодела спина. Она представила ужас жизни Заботящегося. Даже не тяжесть постоянного общения с другими Хранителями, но и жизнь на одном месте, никаких открытий, никаких перемен.
- Вы знаете, что я - самый лучший Ищущий. Я приношу больше всего плодов и новых трав.
- Первое и главное правило Ищущих – не вмешиваться, а наблюдать. Численность животных в ту или иную сторону разрешается регулировать только Животноводам. И то, не по прихоти, а по разумной необходимости.
- Я не регулировала численность. Лишь слегка подтолкнула оленя.
- Это тоже запрещено. Так ты будешь "подталкивать" всех оленей, и хищникам нечем будет питаться. Способна ли ты контролировать свои желания?
- Да, я способна... – смиренно подумала Туманная.
- Чтобы ты разобралась в своих чувствах и поняла, под силу ли тебе быть Ищущей, ты останешься в Сборище на один лунный цикл. Будешь помогать здесь по мере надобности.

Она не смогла скрыть своё расстройство. Один лунный месяц - это слишком, такого она не ожидала. Так же, как и Хранители вокруг неё не смогли скрыть удовлетворение. Она пошла против закона, она должна быть наказана. Правда, некоторым казалось, что она легко отделалась. Что может быть проще – помогать остальным? Разве это наказание? Но тут же мысленно поправились: Старейшины - мудры, и всегда принимали правильное решение.

Собрание закончилось, все разошлись. К ней подошёл Объединяющий. Кажется, она уловила сочувствие в его мыслях.
- Я понимаю, сложно сопротивляться, когда видишь красивого оленя, - сказал он. – Я очень рад тебя видеть.

Она тоже была рада его видеть, и тот факт, что он был такой чуткий, такой тёплый, заставлял её чувствовать себя перед ним ещё более виноватой. Почему она не могла быть как другие самки?... Почему не могла думать только о нём? Он почувствовал её чувство вины, но отнёс её его на счёт оленя.

- Не переживай, моменты жалости бывают у многих. У тебя это в первый раз. Лунный цикл пролетит быстро. Ты же знаешь, Старейшины делают всё не со зла, а по великой мудрости. Они жили дольше нас, они больше видели, они просчитывают последствия. Они хотят помочь тебе стать лучшим Ищущим.

Её всегда поражала его вера в непогрешимость закона. Ни малейшего сомнения в его душе, ни чуточки колебания. И при этом он понимал и принимал человеческую слабость, способен был разделить чужие метания, поддержать, успокоить. Идеальный самец. Что же ей надо?...

- Мне надо побыть одной, - ответила она.
- Конечно, - ласково сказал он и ушёл.

«А вдруг я испорчена?» - ужаснулась она. – «Вдруг я как те Хранители, которых изгнали из леса, потому что они отказывались жить по закону? Куда они пошли? Что они делали? Выжили ли они в одиночку?» Она опять похолодела. Да, ей тяжело было быть долго среди людей, но и без них – тоже. Надо смириться. Может, это просто кровь шумит от молодости. А после соединения она успокоится? А потом и ребёнок займёт её на время. Поскорее бы уж Соединение. Сколько осталось? Два лунных цикла?...


  • 1

Жду продолжения)


  • 1