March 31st, 2020

внутренний мир

Загруженность реанимаций

Пообщалась с ФБ с другом, живущим в России, по поводу коронавируса. Точнее, он сначала разместил пост некоего российского врача, что в Италии устраивают панику на ровном месте и карантин не нужен. Типа, и год назад, и два умирало по 1500 человек в день. Подумала "я была как Буратино триста лет тому назад". С тех пор мне объяснили, да я и сама заметила, что
1) Эпидемия коронавируса локальна во времени и пространстве. Большинство из смертей сосредоточено в нескольких зонах, а, главное, реанимации не выдерживают такой нагрузки. А, значит, и люди, которым нужна реанимации по другим причинам, тоже рискуют умереть.
2) Ну, и главное, конечно, что общее число смертей удваивается каждые два дня. Я всё ждала, что где-то оно должно затормозиться, но за две недели карантина число смертей во Франции выросло со 150 до 3000, в 20 раз. Где-то сейчас как раз должен начинать сказываться эффект карантина и рост должен замедлиться, но число какое-то время всё равно будет увеличиваться, и если спад будет симметречен росту, то будет ещё как минимум 3000 смертей, а то и больше, потому что пик не острый, а размазанный... Если делать совсем грубые прикидки, то если на начало карантина в стране Х смертей, то через месяц карантина их будет 40Х. Без карантина за месяц теоретически - 1000Х, то есть, могло бы умереть 150 000 человек, но пока никто не ставил экспериментов, чтобы проверить, затухает ли эпидемия сама, поэтому мы точно не знаем, насколько реальна эта цифра. Но есть, над чем помедитировать. Для сравнения, годовая смертность во Франции - 600 000 человек (примерно 50 000 человек в месяц).

25 марта реанимации департамента Haute Garonne были загружена на 25%. Сегодня - на 50% (78 пациентов). В нескольких регионах уже давно - на 200%.
Я

Аренда

(предыдущая часть)

Следующие несколько дней Гилермо видел, слышал, чувствовал всё очень остро, в мельчайших деталях. Запах дождя, шуршание и стук, струи, орошающие тёмно-зелёные листья лип. Шум машин, звуки сирен (были ли они всегда?...), лай собак. Всматривался в людей – весёлых и грустных, усталых и бодрых, старых и молодых, спешащих и расслабленных. Ему было одновременно мучительно и сладостно от обилия новых чувств. На какую-то секунду он почти почувствовал себя счастливым и испугался: «Майя! Как же Майя? Я забываю её!» Он закрыл глаза в ожидании волны боли, и боль пришла, но не ударила, как обычно, под дых или в сердце, а разлилась печальной блюзовой мелодией в душе. Но он ещё не готов был думать о ней.
Collapse )