November 24th, 2019

Я

Лесные

Эйфории встречи с Бенедиктом выветрилась через несколько дней после его отъезда, и Туманная снова ощутила боль предательства Благожелательного. В этот момент к ней стали возвращаться силы. Она начала видеть, что у людей есть цвета. Например, Генриетта была главным образом светло-золотая с вкраплениями красного и зелёного. Сюзанна была в основном нежно-голубая, как небо, с серебрянными, розовыми и фиолетовыми узорами. Мужчины были яркими – малиновым, ярко-зелёным, коричневым, а женские цвета были приглушённее. Туманная снова подумала, как много общего у людей с птицами. У уток или павлинов пёстрым оперением тоже щеголяли самцы.

Она много изучала людей. Теперь она не закрывалась от мыслей людей, а, наоборот, читала в самых тёмных закоулках их сущности, потому что узнала, насколько люди могут быть опасны, и хотела быть готовой ко всему. В целом, она уже привыкла к оглущающим человеческим мыслям, они больше не причиняли боли. Все, кто жил в замке, были очень светлыми. В их душах почти не было страха и зла. Но Туманная прочитала в душе Генриетты, что та говорила про неё на базаре, и решила, что надо будет быть внимательнее даже с близкими, потому что они могут причинить ей вред, сами того не понимая. В городе у людей было больше тёмных цветов. Оказалось, что цвета связаны не только с характером человека, но и с его состоянием, просто характер был в центре, а настроение – по краям. У боли и ярости был почему-то один и тот же цвет – ярко-красный. У задумчивости – голубой, у любопытства – зелёный с золотым, у гордости – ярко-синий. Зависть была тревожно-оранжевой, усталость – серой, мудрость – фиолетовой. Ещё было трудно уловимое чувство - оно состояло из множества переливающихся цветов, у каждого человека - разных. Оказалось, это была любовь.
Collapse )