?

Log in

No account? Create an account
Процесс над Франс Телеком
Я
eternele
Где-то идут войны, где-то умирают от голода, а мы лелеем свои мнимые психологические травмы. Как нас мама не любила, как нас ровесники обижали. А у кого-то вообще не было мамы, поэтому мы должны радоваться. Жизнь у нас слишком легкая, вот что. Много свободного времени на нытье.

Так да не так. Западное общество ничем принципиально отличается от бедных стран. Я сейчас не про еду и постель, хотя это очень важно. Но это другой разговор. Я про людей. Природа человеческая остается одной и той же везде. Самым страшным в нацистской Германии был не Гитлер, а выбравшие и поддерживающие его люди. Те, кто работали в СС, в концлагерях, кто сотрудничал с ним в других странах. Культурные люди, любящие оперу и Шиллера, живопись и философию. Вы думаете, они куда-то делись? Они просто видоизменились, научились лучше скрываться, приспособились к мирному времени, используют другие, не столь очевидные, методы. Я не про Германию, а про весь «цивилизованный» мир. В Германии просто в определённый создались условия, где они могли раскрыться вовсю, выйти из подполья. В других же странах они действуют исподтишка.

Вы слышали, что недавно начался процесс над бывшим Франс Телеком (с 2013 года называется Orange)? Между 2007 и 2010 годом около шестидесяти его сотрудников покончили жизнь самоубийством, но на процессе будут обсуждать только 19 смертей и 12 попыток суицида, некоторые прямо на рабочем месте. Медиа называют этот процесс "историческим", потому что впервые в истории руководители предприятия, входящего в CAC40, привлекаются к суду за "моральное преследование".

В 2004 году предприятие было приватизировано (государство владеет меньше 50% акций), и чтобы обеспечить его рентабельность, руководители должны были уволить 22 000 работников из 120 000. Проблема в том, что большинство из них имело статус "государственных работников", а их очень трудно уволить во Франции. В 2006 году Didier Lombart, генеральный директор (то, что по-английски называется "CEO"), сказал "Я заставлю их уйти, так или иначе, через окно или через дверь". Людей отправляли работать в филиалы за сотни километров от их семьи, по несколько раз в год в разные места. Сотни человек были доведены до депрессии, посещаемость медпункта увеличилась на 45%. Летом 2009 года каждую неделю случался суицид. Didier Lombart назвал это "модой на суицид" и возмущался, что газеты делают из мухи слона, потому что люди кончали собой по личным, а не профессиональным причинам. Синдикаты, трудовая инспекция, врачи постоянно сигналили о тревожных знаках руководству и государству, но никто не реагировал, пока история не получила широкую огласку в прессе. В 2012 году началось расследование.

До сих пор Didier Lombart не выразил никакого сожаления семьям погибших. Расследование продолжалось семь лет, потому что было проведено множество социальных и психиатрических исследований, чтобы установить не очевидную связь между политикой компании и деградацией психологического состояния работников.

"Учителя [стажировки] объяснили, что мы в состоянии войны. Сначала нам показали Англию, взятую в клещи нацистами. Потом нам показали Orange, взятый в клещи Free, Bouygues и Nokia".

Франс телеком - отнюдь не единственный работодатель, использующий методы давления, запугивания и преследования на своих работников, потому что считает, что находится "в состоянии войны", а, значит, необходимы особые меры. Просто он обнаглел больше всех. Маленькие же локальные психопаты, считающие себя неприкосновенными, есть повсюду. Я сама стала жертвой одного из них. И до сих пор я где-то в глубине души считаю, что неудача в аспирантуре - это моя вина. Аспергер, и всё такое. Он, к тому же, вскоре после начала моей аспирантуры стал начальником лаборатории. Ведь те, кто его выбрали, не могут ошибаться?...

Одна бывшая коллега убедила меня опубликовать совместно статью по моей теме. И мы сейчас готовим вторую, и, возможно, третью. Всё по результатам моей аспирантуры. Плюс я готовлю статью в сотрудничестве с моим текущим боссом. Это будет лучший способ доказать неправоту моего руководителя, потому что главный его обвинительный довод был в том, что я не способна понятно выражать свои мысли и сотрудничать с людьми. Но знали бы вы, как у меня всё сжимается внутри каждый раз, когда я нажимаю на кнопку "отправить" в Outlook'е. Как я иногда долго сижу без движения перед экраном компьютера и думаю, что всё это бесмыссленно, потому что я не умею выражать свои мысли, несмотря на то, что techlead написал "Я абсолютно не разбираюсь в теме, но написано отлично!"

И возвращаясь к психотерапии, она дает выбор — продолжать быть жертвой (или насильником, так тоже бывает) или научиться новым, более здоровым стратегиям. Причем, здоровым не только для индивида, а для всего общества. Именно тот редкий случай, когда «начни с себя» может принести плоды. Мне как-то написали, что когнитивная терапия может помочь, не копаясь в грязном белье прошлого. Не в моём случае. Я позволяю миру психологически насиловать себя, потому что меня с детства учили, что это нормально. И никакая когнитивная психотерапия не поможет это осознать, потому что она помогает, когда вы уже знаете, что что-то не так, и, причём, что конкретно.

Например, долгое время я была уверена, что у меня нет чувства юмора. Потому что так меня уверяла моя мама. Одна из её шуток: "У меня всё как в сказке: одна дочь - Василиси Премудра, другая - Василиса Прекрасная, и сын - Иван дурак". А ещё она часто говорила, что она Богом избранная, и она одна чистая в мире грешников (думаю, это уже шизофрения говорила). Мой бывший руководитель часто говорил, что вокруг одни идиоты, а он один - в белом пальто. Я должна была бы сразу провести аналогии и сделать выводы, но нет, мне понадобилось два года. Но я больше не хочу, чтобы кто-то меня уверял, что мои чувства - не существующие, не валидные, не имеющие права на существование. Теперь, когда мне говорят, что у меня нет чувства юмора, я понимаю, что человек - пассивно-агрессивный насильник. Я хочу взять в руки оружие и защищаться, когда на меня нападают, а не идти покорно на бойню, потому что меня так научили.

JY, кстати, говорит, что я - уморительно смешная.

Гала и мышь
Я
eternele
В пять часов утра JY услышал странное верещание. Он спустился в сад, там сидела Гала и била мышь лапами. Мышь не двигалась, но бешенно кричала. Увидев JY, Гала перестала бить мышь и замяукала, как будто информируя, что она выполнила свой долг охранника и ловца. JY завернул мышь в салфетку и опустил её с другой стороны забора. Сначала мышь упала на спину и продолжала верещать, двигая лапами. Тогда JY перевернул её палкой, и она убежала в рощу. Гала вернулась в дом. Я горжусь нашим котом и надеюсь, что мышь теперь расскажет всем, что сюда ходить не надо.