?

Log in

No account? Create an account
Немножечко герой
Я
eternele
Я не фанат сдачи крови. Во-первых, у меня низкий болевой порог, и требуется титаническое усилие воли в течение десяти минут, чтобы не выдернуть иголку из вены. Медсестры каждый раз говорят, что у меня очень сосредоточенный вид. Поэтому я вежливо отклоняю настойчивые предложения сдавать плазму вместо цельной крови. На час мучений моей хлипкой воли не хватит. Во-вторых, меня подташнивает во время и после, и пару раз я была на грани обморока. В-третьих, надо вести приличный образ жизни и не трахаться с кем-попало.

Поэтому я кровь сдаю редко — максимум, пару раз в год при возможных четырех, а то и того реже. Пока не припрут у стенке звонками и жалостливыми рассказами о низком запасе крови. Но мне очень нравится, как медсёстры носятся со мной, как с писаной торбой. Дико приятно хотя бы час побыть объектом чьей-то заботы. И я чувствую себя немножечко героем. Преодоление себя ради спасения чьей-то жизни, по-моему, это очень круто.

Длинные люди
Я
eternele
Надо мной французы постоянно посмеиваются, когда я говорю про кого-то "long" (длинный). Утверждают, что правильная версия - "grand". Но grand означает "большой", это же слово они используют для перевода "Пётр великий". А также в словосочетании "grand frère" - "старший брат". И я постоянно возмущаюсь, то это слово совершенно не отражает того факта, что человек именно длинный, а не большой.

И вот! Только что! В тексте, написанном человеком, удостоенным всяческих наград, выпускником Высшей Нормальной Школы Парижа, членом жюри премии Гонкур, я прочла:

"С'était une longue personne..." ("La part de l'autre" Eric-Emmanuel Schmitt)

И кто из нас был прав? А? А? JY стал бормотать что-то про литературный язык, он почти никогда не признаётся, что не прав (его бесит, что я всегда права). И эти люди учат меня французскому языку!