October 31st, 2012

монгольфьер

(no subject)

У, многих, оказывается, истории с гипсом похуже моей - Люсиль, например, два месяца ходила с полностью загипсованной ногой от бедра до пятки, при этом не могла на неё опираться в течение всего срока, а не как я, несколько дней. Нарастила такие мускулы, что потом легко могла делать отжимания от пола.

И мне становится стыдно, что я жалких три недели не могу потерпеть. Стыдно, но негативных эмоций от гипса от этого меньше не становится. Я всё равно с трудом сдерживаюсь, чтобы не швырять посуду об стену, и вообще веду себя как ребенок - ною и капризничаю. Надеюсь, это компенсация детства, в котором я очень быстро перестала жаловаться или что-либо просить, потому что не было смысла.

И мне так странно сейчас, что кто-то меня жалеет и сочувствует, заботится обо мне, что я пользуюсь на всю катушку. Родители моих учеников возят меня на машине на занятия, друзья ходят в магазин, делятся штанами, отвозят в больницу. В библиотеке при виде костылей мне выдают книги, хотя я заблокирована ещё на несколько дней. Медсестра приходит на дом делать уколы, послезавтра придут делать анализ крови из лаборатории. В магазине кассирша помогает упаковывать продукты в рюкзак. В автобусе люди прогоняют тех, кто сел на место для "людей с ограниченной подвижностью", сама я стесняюсь. Просто утопаю во внимании и заботе, и злюсь на своё подсознание за то, что ему это нравится, - я начинаю подозревать, что оно это подстроило.

Достала ногу из гипса, помыла, накормила, спать уложила. Ступня не реагирует, словно не родная, а я её так любила!, что вызывает у меня некоторое беспокойство. Мы с ней всё-таки бегать собирались.

На следующей неделе - ультразвук, скажут, порвала я всё-таки связки или просто растянула. Но доктора сильно удивляет, что нога не синеет и не пухнет.