August 23rd, 2012

монгольфьер

(no subject)

Я давно мечтала про Францию, ещё с моей первой учебной поездки в 2000-м году на две недели, когда я провела неделю в Париже и неделю в Гренобле. Гренобль, кстати, мне понравился гораздо больше Парижа. У меня было ощущение, что я нашла свой дом.

По возвращению в Питер я получила культурный шок от царящей в нем агрессивности, бардака, грязи, холода, сумрака... Я Питер могу воспринимать спокойно только на контрасте с Москвой, которая еще более агрессивная и беспорядочная. Долгое время я говорила себе, что обязательно вернусь во Францию, но ничего для этого предпринимала. Сейчас я осознаю, что, на самом деле, я никогда в это не верила. Во-первых, я думала, что я во Франции никому не нужна, - им итак от иммигрантов деваться некуда. Во-вторых, была ещё гораздо более серьезная причина: я боялась, что туризм и эмиграция - это совсем не одно и то же. Что очарование быстро поблекнет, возникнут проблемы, и я вынуждена буду бороться с ними одна в чужой стране. Почему-то мне не приходила в голову мысль, что я всегда смогу вернуться в Россию.

Проблемы возникли, я не ошиблась. Их было много. Мне было тяжело. И я до сих пор сама от себя обалдеваю - как в 28 лет я решилась бросить идущую в гору карьеру, семью, друзей, почти налаженную жизнь и ухнуть в неизвестность? Как всё это пережила, не сбежала, не вернулась назад? Но. Вот уже третий год очарование Францией не то, что не проходит, а совсем наоборот. И от этого я обалдеваю ещё больше.

Гренобль:


Еще:


монгольфьер

(no subject)

Ходили в Молодежный Театр на Фонтанке на "Забыть Герострата". Мне понравилось.