August 1st, 2010

монгольфьер

Home, sweet...

Как бы мозг отчаянно не сопротивлялся весь этот год, но Франция меня всё-таки перепрограммировала. 

Вчера ночью я проснулась от того, что племяшка пыталась залезть ко мне на кровать, и спросонья  я сказала: "Salut, je suis ta tante" ("Привет, я твоя тётя"). Ребёнок испугался и вернулся к маме, но и я тоже удивилась. Краем сознания я фиксирую, что часто первая мысль ко мне приходит на французском, особенно, когда я собираюсь зайти по делу, поговорить с людьми. Когда я здороваюсь с людьми в лифте или, улыбаясь, говорю "спасибо, до свидания" в магазине, то ловлю на себе недоуменные взгляды. Маршрутчик почему-то спросил меня, где я изучаю английский, и я мучительно пыталась понять, что же меня выдаёт. Меня это слегка беспокоит, потому что я получаюсь мутант - к тем ещё не прибился, но от наших уже отбился.

Меня пугают огромные пространства Питера. Вчера первый раз выбралась в центр, так до сих пор отхожу от шока. Как я раньше пользовалась общественным транспортом без наркоза? В метро спускаешься, будто в могилу, и долго-долго-долго едешь в шуме и темноте.

Я расслабилась и избаловалась: мне не хватает привычных общественных великов, на которых можно доехать за полчаса на другой край города (а пешком дойти за час). Я не понимаю, почему я должна платить за маршрутки, а не купить проездной на месяц. Я не понимаю, почему в миграционной службе люди сами составляют списки очереди, когда во Франции ты получаешь талончик с номером.  

Зашла к врачу в государственную поликлинику, так, оказывается, что записываться надо за полчаса до начала приёма врача, а платный врач стоит от 500 рублей за простой осмотр. В Лионе я заплачу столько же, но государство мне потом всё возместит, и я могу лечиться у любого врача, какого захочу.

Весь Лион с пригородами с лёгкостью поместился бы в одном Приморском районе. Слишком много людей, машин, звуков, километров. 

Я очень скучала по Питеру, но он сильно изменился. Или это всё-таки я?